Эксперты об январских протестах: «обнаруживают свою низменность, однако находят оправдание»

03/02/2021

В ситуации, связанной с протестными событиями 31 января, можно отметить, что, несмотря на «подгрев» несанкционированных акций заявлениями глав МИД стран G7 и блогерами в социальных сетях, широкой поддержки не последовало.

Ранее министры иностранных дел Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Великобритании, США обратились с призывом освободить Алексея Навального, протестующих журналистов и демонстрантов, задержанных 23 января. Глава МИД РФ Сергей Лавров отметил, что заявления западных политиков по этой теме идут «как под копирку».

В социальных сетях интерес к протестам подогревался как тиражированием фейков, например об указе расстреливать участников митинга и «погибших» в результате стрельбы на акциях 23 января, так и призывами идти на митинг 31 января «за президента Путина» и участием в митинге, как способе весело провести время, «поводить хороводы». 

Глава Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Константин Костин в интервью "Интерфаксу" прокомментировал ситуацию, а также ее последствия и как эти события могут повлиять на предвыборную ситуацию в предстоящий электоральный цикл.

«Думаю, что если условный срок будет заменен на реальный, то мы увидим некоторый всплеск уличной активности, но его развитие будет идти по все тем же сценариям: от пика до затухания, примерно в течение месяца. Хотя, и агрессии, полагаю, мы увидим больше, - отметил К.Кости.  - Также надо понимать, что протест в значительной степени лишится своего драйвера. Поэтому я бы ждал попыток вывести новые фигуры, которые постараются замкнуть протестную активность на себя».

Говоря о тенденциях, глава ФоРГО отметил неизбежность траектории: «число участников снижается, но при этом растет радикализм. Число задержаний остается на примерно одинаковом уровне, несмотря на то, что 31-го даже в крупных городах вышло участников намного меньше.

Есть некоторое количество сторонников Навального, сторонников несистемной оппозиции в целом. Это достаточно стабильное число, которое особо не меняется последние 10 лет. Эти люди всегда будут ходить на любые акции. В Москве протестный актив - порядка 15 000 человек, сложившийся по итогам белоленточной волны 2011-2012 года.

Когда сильная мотивация - выходит почти 100%, то, что мы видели неделю назад. Когда мотивация начинает спадать - начинает выходить порядка 80%, потом 50, потом 30 и так далее. Я пока не увидел серьезного изменения возрастных рамок участников, пока мало достоверных данных, большие социологические компании свои исследования еще не обнародовали, но в этом протестном активе, который является достаточно стабильным, всегда происходит ротация: люди после 35 из этого актива выбывают, а более молодые граждане в возрасте 20-25 лет их замещают, это касается примерно 10%.

Важно еще отметить, что никакой новой повестки, новой стратегии мы не увидели. Даже если посмотреть на лозунги, там все то, что мы наблюдаем с 2015 года: "Отпускай!", "Допускай!", "Уходи!" и так далее. Очевидно, что большой отклик других социальных групп это не может вызвать».

Александр Белоусов, политолог, специалист Института философии и права УрО РАН, заведующий Лабораторией социально-политических коммуникаций, комментируя ситуацию, заметил важную особенность акторов «протестного сознания» - они носители типичного пропагандистского дискурса, основанного на отсутствии выбора. «Если ты за Навального, ты должен верить в полный пакет предложений от него: отравление, западное вмешательство, возврат Крыма, туалетные ершики, необходимость максимально ухудшить ситуацию в стране санкциями, необоснованность ареста и пр. Попробуй в чем-то усомниться, и далее знаете сами.

Что при этом происходит? Есть сторонники Навального, есть противники и есть те, кто между. Как всегда, борьба идет на этих людей. Сейчас видно, как используемая риторика влияет на этих людей, причем по косвенным признакам видно, что негативной реакции на подобную риторику довольно много.

Поэтому сделаю предположение, что категоричность оценок, которую сторонники Навального предлагают для внешних аудиторий может привести совсем не к тем результатам, которые они ожидают».

Другой аспект проблемности январских протестов акцентирует преподаватель, экономист и политолог Дамир Ямбушев:  «Необоснованно жесткие разгоны протестных демонстраций в Европе и нападений на правительственные здания в США, как в случае со взятием Капитолия, которые привели к необоснованным случаям применения огнестрельного оружия и жертвам среди мирного населения по словам западных политиков является попыткой защитить демократию от экстремистов. Однако эти же политики с удивительным постоянством предъявляют с претензии Российским властям, заявляя о нарушении прав человека. В последние дни, конечно, о нарушении прав конкретного человека. Но в праве ли эти люди учить нас демократическим принципам и защите прав человека, не замечая «бревна в своем глазу»? Безусловно, можно рассматривать эти  заявления, как вмешательство во внутренние дела России.

В любом государстве протесты, по какому бы поводу они не происходили, в случае если само государство не применит «твердую руку», могут привести к дестабилизации общественной безопасности.

Однако есть и другая сторона. Насколько долго продлится этот протест? К сожалению, в данное время государственные органы не могут создать информационную повестку которая бы послужила противовесом. Скорее всего, протест утихнет сам по себе, так как некому больше «подбрасывать в топку угля». Но «эффект незаконченного действия» может остаться».

Философ и политолог Анатолий Гагарин, директор Института системных политических исследований и гуманитарных проектов, в свою очередь, считает, что «митинги как события требуют осмысления внутренних процессов, лежащих в основании».

«1.Сами протесты базируются на трех китах: экономический кризис и падение уровня жизни, пандемия и кардинальное изменение привычного образа жизни, нарастание депрессии и социальной аномии, которая, сотрясая все население, наиболее сильно затрагивает именно молодежь, которая наиболее эмоционально реагирует на эти подспудные процессы. Generation gap никто не отменял.

2.Последующее повторение митингов как  событий влечет за собой  переход в ритуализированное мероприятие, требующее радикализации, жертв, инфоповодов. После реальной, а не условно-символической «посадки» Навального поводы для митингов будут искаться другие.

3. Эволюция протестной активности может пойти по сценарию превращения «навальнинга» в «карнавалинг», демонстрации в монстрацию или педалирование «стигматизации» Навального, но не в понимании Ирвинга Гофмана, (который писал о стигматизированных как ущербных), а в первоначальном религиозном смысле  превращение его в «святого Себастьяна», и второе более ожидаемо.

4. Симулякрам имя легион. И круги Эйлера будут совмещаться в различных сочетаниях, ведь грядут выборные кампании разных уровней».

В контексте разбора «протестов» интересна мысль великого Аристотеля из «Никомаховой этики», - говорит Сергей Новопашин, представитель ФоРГО в УрФО: «И вот большинство, сознательно избирая скотский образ жизни, полностью обнаруживают свою низменность, однако находят оправдание в том, что страсти многих могущественных людей похожи на страсти Сарданапалла». Точно и актуально.

"Протест сегодня – мероприятие организуемое, с многоуровневой системой менеджмента, затратным финансированием, пиар-подтанцовками и медийно-информационными ресурсами, и все более похожее на карнавал, правда, более злой, чем в 2015-м например. Тем не менее, остаюсь на позиции Ги Дебора, который накануне майского бунта 1968 года, отмечал: «С блаженным приятием действительности может хорошо сочетаться показной бунт — и этим выражается то, что даже неудовольствие превратилось в некий товар». Не поспоришь: «бунт сытых» с комплексом гиперполноценности в роли статистов".

Югорский эксперт  Антон Боровихин считает, что «имеет смысл обсудить обратную сторону этого протеста».

«Люди вышли «погулять» по абсолютно разным причинам. О своей актуальности напоминает социальное напряжение, обусловленное пандемией, безработицей, низким уровнем зарплат и социальных выплат, а также увеличением разрыва между самыми богатыми и самыми бедными. Активные представители общества готовы открыто заявить о своем несогласии с работой представителей власти, прямо говорят о своем протесте. Объективность этих убеждений необходимо разбирать отдельно.

Свое отражение среди подростков находит новая культурная основа в виде социальных сетей. Часть «протестантов» единственной целью видело записать оригинальный контент. В чем-то жестокий, в чем-то преступный, что только повысит рейтинги при его просмотре. Записанное видео может служить иным недобросовестным целям.

Другие и до протестов, и после них, грезят идеями поделить «богатства страны» между всеми «идейными» поровну, а точнее соразмерно их вклада в «дело борьбы». Не желая понимать причины, последствия, результат, а главное цену, заплаченную за революцию столетней давности, они вновь пугают мятежом».

Говоря о возможных последствиях для выборной кампании-2021, ситуация с Навальным, как считает Константин Костин: «находится на ниспадающем тренде».

«Однако, сказать, что совсем никакого влияния на думскую кампанию она не окажет - неверно. Это понятная фоновая кампания, направленная против власти. Но сейчас она именно фоновая. Поэтому и нынешние протесты, и возможно, последующие за ними, не смогут оказать решающего влияния на волеизъявление граждан.

Причина проста - тема далека от запросов населения. Происходящее воспринимается скорее как забавная политическая пьеса, нежели как серьезные шаги по изменению положения вещей. Но если в действиях оппозиции этот самый тренд на "слом" системы начнет читаться более четко, то это вполне может вызвать ответную реакцию, со стороны тех, кто против такого развития событий».

«Важно также помнить, - дополняет Антон Боровихин,  - что то попытка самоустранения общества от внутригосударственных процессов может привести к переходу власти от молчащего большинства к истерично кричащему меньшинству».

Источники: Экспертный клуб, ИА «Повестка дня» (1) (2).